=Edelnem Kingdom=
Главное, чтобы мечты не стали шизофренией
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

=Edelnem Kingdom= > Путевой журнал




воскресенье, 10 января 2016 г.
Гость Zena Roiser. 18:49:18
Листы пахнут улицей. Когда-то разлинованные, они теперь чистые, хоть и неровные. Тетрадь роняли в воду. И не раз.
Она была найдена на ступеньках. В грязи. Обложка обтянута кожезаменителем, благодаря которому тетрадка и сохранилась. Будь она как все (в бумажном переплете) - давно бы раскисла. Изрядно потрепана. Ее, наверняка, часто носили с собой в сумке. На первых листах записи расплылись. И с правого края они тоже плохо прочитываются, безжалостная вода растворила чернила, отправив все те мысли, которые были записаны, в забвение. Вода более щадяще отнеслась к простому карандашу. Может, потому, что он - простой?
На форзаце красуется надпись-экслибрис - С. 5 А. Витая цифра "5" прячет в себе еще две буквы: с и а. Экслибрис распечатан на лазерном принтере и приклеен хорошим клеем, раз он не размок, и надпись не расплылась. Листаем дальше. На первом листе более крупно все то же "С. 5 А.", а снизу преписка. Конец ее размыло, начинается же она так: Прошлое подчищено, подчистка забыта... Последняя строка невозвратимо превратилась в светло-голубую засохшую лужицу чернил.­­
Дальше рисунок. Карикатура на какого-то человека. Широкая улыбка, неестественно большие ступни и маленькие ладони. Глаза зажмурены. На следующем листе размашисто начертана руна. Вуньо, если посчитать, что на месте размытого пятна продолжение линии. Внизу преписка карандашом: другу. Хм, повезло этому другу, завидую.
На следующей странице стих, судя по тому, что текст записан столбиком. Тот, кто выбрался живым из леса, носит за собой рюкзак вещами... конец этой строфы и последующая совсем нечитаема. Единственное слово, которое я там разобрала: зеркало. Первое слово четвертой строки второй строфы. Дальше: Он ушел... слово размыто... на закате, напевая что-то про дороги и про то, как жили... дальше до конца строки не могу прочесть - племя древних и лесные волки. Дальнейший текст безжалостно уничтожен. Кроме последней строки в стихотворении, которую, судя по следам нажима на бумаге, неоднократно обводили ручкой. Я прочла только по следам и по оставшемся в этих следах призрачных следам чернил. Что-то заплатил за выживанье. Оставлю это для анализа перед сном. Интересно.
Дальше идут с десяток пустых листов. А именно: восемь абсолютно нетронутых чернилами страниц. Дальше снова рисунки. Люди. В разных позах и ситуациях, и судя по схематичности и резкости размытых дождем линий, это скетчи. Люди без лиц. Все, без исключения. И на следующих трех страницах тоже. Далее идут гитарные аккорды. Если руны я разобрала, то с этими "Am" я ничего не пойму. И записано без слов. А сразу после аккордов стрелки. Схема боя? Или как это там у гитаристов зовется.
Дальше клякса. Одна большая клякса, пропечатанная на три последующих листа. Черная и расплывчатая. Чернила, растворенные водой, пропитались еще дальше, скрыв еще один стих (я опять же сужу по нажиму, оставшемуся от написанных слов) и какую-то заметку. Дальше тетрадь пустая.
На последнем листе неаккуратно написано и обведено в рамку: В сердце и мыслях надолго осталась ты.
Я не знаю, кто такой С. 5 А. Даже предположений нет. Я понятия не имею, кому могла принадлежать эта тетрадь. Я не знаю, кто чем платил аз выживанье, кто навсегда остался в сердце, какое прошлое подчищено.
Но это не убавляет прелесть этой тетради.
У меня есть время, чтобы ее разгадать. Главное - не увлечься, как я часто это делаю.

Категории: Путевой журнал, Принцесса
комментировать 9 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 5 сентября 2015 г.
Итог. Zena Roiser. 12:24:06
Опрокинуты звёзды,
Запах трав щиплет ноздри,
Лето кончилось любовью
Без ответа.
Тихо шепчет и нежно,
Будет грусть неизбежна,
А пока гуляй, родная,
С ним до рассвета!

­­ ­­


А вот и сентябрь. Не осень, а именно сентябрь, потому что в моем ощущении он является летним месяцем, а не осенним. У меня четыре летних месяца: июнь, июль, август и сентябрь. Да, меня совершенно не волнует то, что еще с начальной школы сентябрь зовут осенью. Да еще и с опадающими листьями ассоциируют. Какие листья, если жара +37 в тени? Разве что, высохшие листья упадут. Поэтому в Эдельнеме сентябрь - летний месяц.
Жаркий, липкий и пыльный.
Но, несомненно, среди трех других сентябрь - самый приятный. Он более прохладный, чем остальные.
И вообще сентябрь - время подводить итоги.
Каникулы закончились, начался седь... КАКОЙ? Как последний? Как выпускной класс? Что, мне уже не 12? Какая жалость. Одним словом, каникулы эти в моей жизни были последние. Такие длинные и ленивые, когда тебя еще мало что заботит и когда можно совершенно не напрягаться. Но не покидало тоскливо-страдальче­ское ощущение, что все это в последний раз.
И за них я успела побывать в горах, на том озере, куда давно хотела. Горы все-таки волшебные. И хорошо, что они рядом, в ясную погоду я их даже вижу.
Еще я двое суток кормила комаров возле заилованного мелкого пруда на соревнованиях, о которых мне соизволили сообщить за сутки до отъезда. Единственные яркие воспоминания и ощущения - мы не спали всю ночь, наблюдая за очень ясными звездами и пересчитывая падающие. На 29 упавшей настал рассвет. Конечно, потом я весь день спала на ходу, но это стоило того.
Так же я навестила море. Большое, соленое и прохладное. Впервые я почувствовала его как прохладное, потому, что выезд был не в середине июля (да здравствует палящее солнце, открытые пляжи, на которых стоит наша палатка, и жара +43 в тени!), а в конце августа (ура, прохлада, ветерок, +25). Морю определенно больше идет прохлада, чем жара.
Я нашла волшебную книгу. Ту, в которую в периоды плохого настроения можно убегать, чтобы оправится. Нет, она не пестрит позитивом, как прошлая моя "книга-убежище", в ней очень большая концентрация тайн и атмосферности, которая улавливается между строчек. На одну строку книги приходится две строки подтекста. На один абзац - две столовые ложки атмосферы. На одну главу - три мешка сказки. Причем сказки не "добренькой", а скорее сказки "кинговской", вроде "Коралины" Нила Геймана, переходящей в ужас, потом в панику, затем в тепло, потом снова в страх, в непонимание, в доброту, в дружбу, во вражду и обратно.
Снова взяла в руки кисти. Да, за тот кусок лета я действительно рекордное количество этюдов нарисовала. Я знаю, что последняя законченная картина была три год назад. Но пока я чувствую только этюды, большого ничего не приходит. Были попытки, но они заглохли очень быстро.
А теперь я умею играть в квиддич. В роли защитника и совсем немного вратаря. Защита все-таки интереснее, хотя и гораздо сложнее. Метлы, стратегии, матчи и бладжеры... Все просто замечательно.
Почувствовала еще одного дракона. Боги, как же они редко встречаются, а этот - чистопородный, настоящий. Не чета множеству ящериц, которые себя так зовут.
Повзрослела. На целый год. Хотя, кого я обманываю, мне 12. Все, я решила, значит - мне 12.
В общем и целом, лето прошло точно так, как говорится в эпиграфе. И звезды, и грусть - все имеется в нужном объеме.
Как думаешь, шагать дальше или немного притормозить? Ведь сейчас одно из волшебнейших времен в году. Время перемен. Время паковать вещи и готовиться к уходу. Время уступать место сну. Он уверенной походкой шагает в Эдельнем, по пути срывая гроздья винограда и притаптывая пожухлую от жары траву. Нам пора уступать.

Музыка Пелагея - Омут
Категории: Путевой журнал
комментировать 18 комментариев | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 16 августа 2015 г.
Zena Roiser. 15:11:30
Запись только для зарегистрированных пользователей.
суббота, 20 июня 2015 г.
Небом Zena Roiser. 17:08:22
­­­­­­

Я твоя королева, ты мой рыцарь
И так аритмично сердце нервное,
Ведь знаю, сегодня нам все это снится,
А завтра мы будем убиты первыми.


А мы бежим дальше. Посмотри, сколько кругом прекрасного: вон хвойный лес, а рядом река, а тут вишня в цвету, на небе звезды... Посмотри, сколько волшебства кругом. Ты только не разжимай руку, а то упадем. А вон, на севере, смотри, звезда упала. Что будем загадывать? Каждый свое, как обычно? О нет, что я загадала не расскажу, но ты догадаешься, если хорошо подумаешь. И я, кажется, тоже знаю, или хотя бы догадываюсь, о чем было твое желание.
Чувствуешь, воздух стал более холодным, у меня даже пальцы замерзли. А это значит, что близко море. Такое огромное, безбрежное, глубокое, холодное, бушующее. Море пахнет той соленой свежестью, которой частенько не хватает. Прислушайся, звук шелеста морских волн становится все четче и четче. Морской запах несет встречный ветер, что играет у нас в волосах.

Нас смертельно отравят водой и хлебом,
Вставят палки в колеса слишком быстрые,
Придавят нас нашим огромным небом,
Испачкаю кровью ладони чистые..


Ах, посмотри, какая сегодня большая луна! А если опустить взгляд вниз... Ох, нет, не стоит. У меня голова закружилась. Давай наберем высоту! Бежим выше! Еще выше! Да, мне страшно, поэтому руки и дрожат. Но мы не будем снижаться. Мы полетим на этой высоте. А от яркого света верхушки сосен внизу прорисовываются невероятно четко. Но я не буду на них смотреть, лучше ты опиши их мне. Мы даже темп движения чуть-чуть сбавим для этого. Темно-изумрудные с серебряными отливами? Пушистые, как махровое полотенце? Чуть затуманенные, будто в сахарной вате? А еще какие, рассказывай скорее! Я упаду, если взгляну вниз.

Кто-то спутал нам ночью наши волосы,
И сделал всю боль такой упоительной,
И шепчет нарочито нежным голосом,
О том, как все радостное стремительно.


Смотри скорее, мы уже добежали до моря. Слышишь, как оно шелестит, касаясь скал и камней? Давай побежим через море? Ну и что, я прекрасно знаю, что оно огромное, но неужели тебе не было любопытно, что там, на том берегу? Не переживай, если мы не разожмем руки, то не упадем. Бежим же скорее! Ты только не вздумай просыпаться, ты же разобьешься тогда.

И как убийственно все приятное
В этом мире застывшего времени,
А мы на скорости невероятной
Разбиваемся без сожаления...


Категории: Путевой журнал
комментировать 10 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 11 мая 2015 г.
На задворках сознания. Zena Roiser. 15:18:25
­­Сколько же можно найти на чердаке старой кладовой. Только вдохнув запах пыльной забытости понимаешь, что это место брошено. Оставлено людской жизнью. Сюда месяцами никто не заходит. А, может, это и хорошо? Зато здесь всегда тихо. Мертвенно тихо. Это, несомненно, кажется странным, даже зачастую пугает. Свет сюда практически не проникает. Ведь если не видишь содержимого чердака, оно не так режет взгляд, не возбуждает воспоминания…
Люди оставляют здесь то, что утратило свою надобность в надежде, что это ещё пригодится. Люди ужасно непостоянны, они не могут точно сказать, нужно ли им то, что они здесь оставляют.
Например, они и бросили тут старые лыжи, надеясь, что следующей зимой все-таки займутся спортом и перестанут лениться. Среди людей появилась весьма специфическая мода: они покупают себе дорогие лыжи, например, или тренажер, и, что поражает, используют их совершенно не для того, чтобы заниматься спортом, совершенствуя свое запущенное тело. Они ставят лыжи возле входной двери и больше не берут их. Пусть каждый входящий видит, какие они спортивные, на лыжах катаются. Ведь к чему перенапрягать себя? Зачем работать над собой? К чему все это, если любимый сериал начинается? Можно ведь провести вечер валяюсь на диване, а не в поту работая над своим телом.
Они бросили «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Анну Каренину», «Собачье сердце» и «Евгения Онегина», положив их рядом со старыми пустыми банками. Книги не позволяли им поставить на полки новые диски с модными нынче фильмами. Но они не выбросили книги: вдруг им когда-то захочется перечесть их, а, может, и прочесть впервые. Хотя, зачем книги, если можно посмотреть фильм? Ведь книгу нужно читать, двигать глазами, пользоваться мозгом, будить уже полумертвое воображение, подключать атрофировавшуюся фантазию… Насколько же лучше смотреть фильм: лег на диван и просто пялишься в телевизор. Актеры обеспечивают передачу эмоций и чувств героя, режиссеры и постановщики - места действия, сценаристы – сюжета. А от тебя не требуется ни фантазии, ни труда, все это за тебя же сделали на киностудии. Что может быть лучше? Только зачастую все эти люди показывают тебе то, что им нужно вместо того, что ты хочешь увидеть.
Старые ботинки, сношенная куртка, треснувший чемодан… Это место забвения для многих вещей. Например, что здесь делает старый черно-белый телевизор? Зачем он здесь? Почему не на своем законном месте – свалке? Верно, его жалко выбросить. Но и никакой пользы он не может принести. В доме давно стоит современная плазма, стереосистема и прочие блага цивилизации. Тогда почему старый «Радуга» до сих пор захламляет чердак? Неужели ты не стремишься к новому, человек? Неужели не можешь забыть про отжитое? Можешь? Тогда почему хранишь хлам из прошлого? Ведь если открыть ящик вашего стола, шкаф или антресоль, в любом случае можно найти совершенно ненужную вещь, которую просто жалко выбросить. Это плохо, очень плохо. Держаться за прошлое нельзя, оно уже прошло.
А загляните в укромный угол чердака. Вы увидит паутину, которой затянут буквально каждый сантиметр, и огромные клубы вековой выли. Здесь, без света, дыхания свежего ветерка, без малейшей тревоги из вне живут очень неприятные существа: мыши и пауки, для многих являющиеся воплощением страха. Иногда они забиваются в свой угол, где живут уже много лет, а иногда смело выходят в центр чердака, показывая, что они есть и они правят балом сейчас. Люди старательно гонят их от себя, но, как бы они не старались, омерзительные существа есть, они никуда не уходят. Они лишь прячутся. К как бы люди не старались их изгнать, этого не получится. Страх всегда будет жить на задворках человеческого сознания.

Категории: Путевой журнал
комментировать 29 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 31 марта 2015 г.
Ветер Zena Roiser. 18:27:33
­­

Если лист оторвать от дерева, то он неизбежно засохнет. Медленно, мучительно для самого себя, но начнет сохнуть, умирая. И как бы ему не хотелось снова греться на солнышке, питаться соками земли, у него этого не выйдет. Сейчас его треплет ветер. Во все стороны бросает, царапает о действительность, разрывает на куски безразличием, режет о чуждость. Долго лист протянет?..
Конечно же, он умрет через некоторое время. Ветер безжалостно потопит его в луже. Лист неизбежно умрет. Вода и воздух - не его среда обитания.
Может, ему постараться привыкнуть? Изобразить облако в воздухе или рыбу в воде? Что, если выйдет? Он ведь обретет новый дом, не так ли? Но умеют ли листы притворяться? Нет. Но и всю жизнь остаются листьями. Изменить их не в силу даже ветру и воде. Лучше лист на всю жизнь останется листом, чем изменится. Лучше жить надеждой на возвращение к родному дереву, чем пытаться изменить себе, верно?
Лист даже смерти не боится. Так он любит родное дерево и землю. Как думаешь, что нужно было сделать листу, чтобы понять, насколько дерево дорогое для него, насколько оно прекрасно, насколько могучее и любящее своих детей-листьев? Ему нужно было лишь оторваться и провести пару часов с совершенно чужим и безжалостным ветром.



Категории: История листа, Путевой журнал
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 2 марта 2015 г.
Пепел Zena Roiser. 19:10:16
­­
Я видела это во сне,
Как цветы умирают в огне,
Пепла лёгкого лепестки
Распадаются на куски.


Как-то раз я нашла в своем ящике адресованное тебе письмо. Его даже моя ежемесячная уборка не коснулась, так далеко оно лежало. Исписала 3 листа А4 с двух сторон. Это одно из самых длинных писем, которое я писала на бумаге. И самое длинное из тех, которое я так и не отослала. И уже никогда не отошлю. Когда писала, я даже не знала твоего адреса. Думала, сначала напишу, а потом уж узнаю. Так оно и получилось. На конверте аккуратным, почти печатным, почерком записан твои адрес и твое имя. Смотреть на них не могу. Они расстраивают мою внутреннюю гармонию.

А письмо написано с помарками. Ну а что ты хочешь, я очень нервничала. Тут даже небольшая клякса в конце имеется. Пренебрегла аккуратностью, чтобы быстрее закончить. И мне даже стыдно не за эти огрехи, а за содержание самого письма. Как можно было додуматься написать такое? Мне даже стыдно теперь за себя. Это ведь действительно ужасно. Я аккуратно достала письмо из белоснежного конверта и перечитала. О нет, этому пора исчезнуть.

Пепелинки, пепельный снег
Тёплый воздух уносит вверх.
Только так долетают до рая,
До легчайшего пепла сгорая.


Благо, за окном хорошая погода. Накинув пальто, я вышла на улицу, прихватив спички и письмо. Ты уже понял, что я собираюсь сделать, верно? А дующий ветерок мне в этом поможет. Разложив бумагу на земле, я подожгла кончик листка спичкой. пламя мгновенно обняло его, затанцевав свой искрометный танец, и перепрыгнуло на остальные. Письмо сгорело быстро. После того, как белые доныне листы и конверт превратились в черный пепел, который еще сохранял форму листков и начертанные на них буквы можно было легко отличить и разобрать написанное, которое я с некой ноткой прощания и отчаянья одновременно перечитывала, на меня легким своим дыханием подул ветерок, нарушив пепельно-шаткую целостность письма. Вот теперь оно больше похоже на сожженное. Я собрала пепел руками и, дождавшись очередного порыва ветра, отпустила черные остатки от бумаги. Путь оно исчезнет, это письмо. Пусть никто не узнает, что оно несло, даже я пусть поскорее об этом забуду.

Категории: Путевой журнал
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 1 марта 2015 г.
Чистота. Zena Roiser. 18:12:35
­­­­Первый день любого месяца - всегда день уборки. А сегодня еще первый день весны. Время просыпаться. Время выносить хлам. Время жечь яркие костры из отжившего себя. Время навести идеальный порядок: платья в шкафу теперь лежат отдельно от боевых доспехов, туфли разложены по коробкам, ботинки для путешествий вымыты и стоят у порога, ожидая новых походов за впечатлениями. Все сумки разобраны, все ящики убраны. Надо сказать, сегодня я убралась очень хорошо. Два полных ведра с мусором. Рекорд.
Книги стоят просто идеально. Душа не может не радоваться. Я навела порядок даже во всех своих заколках\зеркальцах­\украшениях. Нашла давно потерянные сережки. Завтра надену их.
Кстати, о находках. Я откопала в груде бумаг свои препараты для микроскопа. Помнится, еще лет в 11-12 я нашла их в ящике старой школьной каморки во время ремонта. Их хотели выбросить. А я, как самый ярый "Плюшкин", притащила их домой. Ну как можно выкидывать такое? Это же так интересно, рассматривать части растений, органов или еще чего-то под микроскопом. Ну, во всяком случае, я люблю это дело. Препараты очень качественно выполнены, с ними работать - только радость. Надо будет найти на чердаке папин микроскоп порассматривать чего-нибудь.
Нашла около десятка неотправленных писем. Прочла, поулыбалась, порасстраивалась, но не выбросила. Не могу я с ними расстаться. Каждое дорого. Каждое из них никогда не увидит адресат. А самое дорогое для меня письмо спрятала. Чтобы реже находить и меньше расстраиваться. Не меньше эмоций принесло прочтение полученных писем. Я вообще очень люблю писать бумажные письма. Ничто так не будоражит эмоции, как письмо в конверте, даже ели оно отрицательного содержания.


Категории: Путевой журнал, Принцесса
Прoкoммeнтировaть
пятница, 27 февраля 2015 г.
Запоздалая валентинка от любимого рыцаря Zena Roiser. 19:07:11
Подробнее…­­

Категории: Дурь, Путевой журнал
Прoкoммeнтировaть
четверг, 22 января 2015 г.
Остановка Zena Roiser. 21:29:36


Я тебе напишу обо всем.
Как кружиться февральский снег.
И как утром проснувшись в нем
Мы оставим свой лыжный след.


А я лежу и смотрю на падающий снег. Интересно, кто учит снежинки хореографии? Не может же быть такого, чтобы они так синхронно и отлажено двигались, летя то вправо, то влево, то плавно, то быстро... Кто же репетирует этот завораживающий и грациозный танец? А насколько же недолга их жизнь: пара пируэтов, плавных взмахов руками - и она уже лежит со своими сестрами на земле, в сугробе. Но стоит лишь зимнему солнцу переусердствовать, и она умрет, станет капелькой грязной воды, которая впитается в землю, оставив о себе лишь память. Зато кругом так великолепно: горы приоделись в свое зимнее белоснежное одеяние, ели, зелень которых выгодно выделяется на фоне всеобщей белизны, чуть покачиваются от ночного ветерка. Серебро, которым осыпает мир Ночь, зажигая полную луну и до блеска натирая звезды, всегда мягче воспринималось моими глазами. Не хочу я этого слепящего солнечного золота, от которых закипают мозги, что ужасно мешает думать. Да и путь всегда кажется легче, если он проходит в освежающей сумеречной прохладе. От полуденного солнца порой голова кружится. Даже зимой.
­­
Напишу как от далекой зимы,
Я устану, но это не в счет.
Ведь еще не привыкли мы,
И дорога нас в даль зовет..

Слышишь, что-то упало. Кто к нам приближается? Ах, это всего лишь лавина в горах. Посреди ночи, да. Даже в мороз "-20" где-то снег умудряется сходить лавинами. Вон, на той вершине, видишь, снег заклубился. Наверное, там лавина и сошла. Хорошо, что ее еще перед ледником затормозили неровные и острые скалы. Представляешь, как бы мы пробирались завтра по леднику, если его засыпала лавина? Ну, в крайнем случае, послезавтра мы бы точно были там. А если обходить эту гору... То придется вернуться на три-четыре десятка километров назад и идти через соседнее ущелье. Природа, конечно, там редкостной красоты, но опасно там. То и дело сели сходят и лавины. И это займет еще пару-тройку дополнительных дней пути. А мы итак уже отстаем на два дня. А завтра (как, впрочем, и каждый день) предстоит долгий путь через горы. Это кажется, что тот самый серебристый в свете луны ледник так близок, а на самом деле до него десяток километров в гору, после чего будет только нижний перевал. А потом еще чуть меньше половины этого пути - и вот он - Ледник Великолепный.

Тонкой лентой за перевал
Растворившись в полярном дне,
Уведет край заснеженных скал,
Свою душу открыв тебе.
Может я неправильно жил,
Отдавая всего себя,
И вершины, что я любил
Были больше, чем ты и я…


Затем нужно преодолеть его. Эх, завтра моя очередь забивать страховочные крючья в скалу. Знаешь, как я боюсь это делать? Ведь ты поднимаешься на высоту без какой-либо страховки, а там, на сумасшедшей высоте, пытаешься вбить тяжеленным молотком металлические гвозди, которые по строению напоминают когти кошки, и накинуть на них страховку. И от того, насколько крепко крючья держатся в камне, зависит твоя жизнь и жизнь твоих напарников. А кто говорил, что в горах безопасно?
Ветер, который сдувал рыхлый снег с пологих склонов, с деревьев, устало опустивших от веса ветви, чуть стих, из-за чего морозных танцовщиц в воздухе стало примерно вдвое меньше, что позволяло легко рассмотреть звезды. В горах они особенные: каждая размером с перепелиное яйцо! А видно из здесь великолепно. Млечный путь тянется через все небо: от вершины к вершине. Я никогда не читала труды астрономов, но могу сказать, что вот это созвездие - Кассиопея. А вот это - Плеяды. А это - Медведица. Это все мне рассказывали и показывали прямо тут, в горах. Когда я впервые увидела звезды в горах, моему удивлению и восхищению не было предела. Я никогда не думала, что их может быть так много. Что Млечный Путь может быть виден так четко, так ярко и так богато. Это что-то невероятное.

Я тебе напишу обо всем,
Словно каясь в своих грехах.
Вот уж ночь золотится днем,
Раздувая рассвет в горах.


­­

Он молча сидел и рассматривал карту, освещенную тусклым светом костра. Он любил все планировать и перепроверять: все должно быть отлажено, ни одного отступления от плана. Его лицо еле-еле освещалось догорающим пламенем костра, который он, похоже развел из сосновых веток, ибо в воздухе витал запах смолы. Промокшая от снега одежда почти просохла: "мокрые" пятна практически полностью исчезли с его спины и ног. Он был так увлечен своими мыслями, что не заметил, как пару минут назад сошла лавина. Он сжал кулаки: такое происходило всегда, когда он о чем-то задумывался.
- Лавина, - тихо сказал он, все еще погруженный в выстраивание маршрута. Он неожиданно оторвался от карты и перевел взгляд на меня: - Ты чего на снегу лежишь? Быстро поднимись.
Очнулся таки. Я улыбнулась уголком рта и послушно встала, оторвавшись от мыслей о богатстве звездного неба, и села на бревно к костру. Он снова погрузился в карту, а мне ничего не оставалось делать, кроме как наблюдать за спокойным танцем пламени. Оно такое теплое и приятное. Я почувствовала, как мокрая одежда нагревается, отчего от моих промокших за день штанов повалил пар. А в сапогах все еще хлюпала вода. Нам пришлось идти по свежему снегу без лыж, ибо скалы были кругом. Это именно тот случай, когда не ты едешь на лыжах, а лыжи едут на тебе. Сняв с себя сапоги, я поставила их поближе к костру, а ноги протянула так близко, что пальцы даже начало печь. Волосы, слава всем Богам, сухие. И это главное.
Не прошло и получаса, как я вся высохла, за исключением футболки под курткой. Костер затух. Именно в тот момент, когда пламя закончило свои танец, он снова оторвался от карт.

Может я неправильно жил,
Отдавая всего себя,
И вершины, что я любил
Были больше, чем ты и я…


- Ну что, ложимся спать? - он убрал карты в карман своей куртки. Я молча кивнула, засыпая снегом пепелище. Он слабо улыбнулся. Вымотались мы за последние деньки. Зато сколько мы прошли и повидали! Мы перенесли палатку на то место, где только что горел костер. Земля ведь прогрелась, ночью будет теплее. Закинув в нее рюкзаки, я принялась готовить нашу "резиденцию" ко сну, пока он сметал снег с крыши палатки. Хорошо спрятав наши сапоги от вездесущего снега, он залез в палатку, затаскивая за собой снег на штанинах и на плечах. Я нахмурилась.
- Кто-то хочет спать в большой луже? - сказала я, стряхивая с него снег наружу. Он лишь улыбнулся, начав раздеваться. Я тоже сняла с себя все, кроме футболки, и уже юркнула в двойной спальник, в котором мы спали. Ведь вдвоем в спальнике спать теплее. Он тоже поспешил залезть в спальник, раздевшись до пояса. Я легла на спину, положив руки под голову и задумалась.
- А ну перевернись на бок, - сказал он, поворачиваясь ко мне, - ты мне спальник тянешь, и я мерзну.
- Хорошо-хорошо, - я перевернулась так, как он просил, и, вздохнув, сказала: - Спокойной ночи.
- Спокойной, - ответил он, - и затараторил: - Нам завтра столько пройти нужно: вставать будем рано, потом в гору до перевала, нужно до полудня успеть, а то мы итак сильно отстаем, потом нужно через ледник...
Он говорил и говорил, а я медленно засыпала, уже не слушая его рассказы. Завтра будет сложный, но насыщенный впечатлениями день.


Категории: Путевой журнал, Остановка
Прoкoммeнтировaть
четверг, 6 ноября 2014 г.
Zena Roiser. 20:14:58
Запись только для меня.
вторник, 2 сентября 2014 г.
Снова отъезд. Я рада, честно. Почти честно. Zena Roiser. 14:03:11
Жизнь опять бьет ключом. Сборы в санаторий, поездки по больницам, надвигающаяся учеба (даже уже надвинувшаяся), а теперь еще приятный бонус в виде турслета после возвращения из санатория. Да, вселенная услышала мои просьбы, путевка до 24 сентября, а турслет 25 сентября. За ночь вполне возможно перепаковать рюкзак из "городского" содержания в "сурово-походное", и спокойно отправляться на природу. Мой организм вот уже третий месяц работает в режиме "выезд-неделя дома-выезд-неделя дома..." и я переживаю, как бы он не взбунтовался и не заболел. Да такой график не совсем удобен. Но сколько всего я сделала, где побывала. Это стоит свеч, определенно. Поэтому сейчас главное, чтобы я не заболела. Хотя, санаторий - зона комфорта: водичка горячая, душ, питание, сухо и тепло. Заболеть сложно. Ведь организм выдержал 17 км пешего пути до лагеря под дождем, сон с мокрой головой, в мокрой одежде, на полусыром каремате и недоедание. Даже ни разу не чихнула. А дома бы сто процентов слегла после этого с температурой на недельку-другую. О да, походный сезон в этом году закончится хорошо: снова костры, снова песни, снова недосып в палатках, снова сбитые колени и локти, снова обожженные об веревку пальцы, снова чай с запахом дыма... Все такое родное и любимое. Хотя, у меня почти созрел коварный план по уговариванию инструктора сводить нас на осенних каникулах куда-нибудь. Неважно куда, главное - что не дома. Значит, сезон еще впереди...
Осталось только придумать, как спихнуть обязанности завхоза в походе Подробнее…(Завхоз — 1. Директор ресторана «поход», хочешь кушать — люби его. 2. Обычно бывалый Турист, который следит за расходом провианта. Он же выдает все необходимое теткам для приготовления каши или супа. Строго контролирует процесс приготовления пищи Куклами. Несмотря на свою природную честность и справедливость, в Группе именуется не иначе как «сволочь», поскольку у него отсутствует чувство жалости ко всем остальным участникам Похода: он сам не ест и другим не дает. Способствует скорейшему превращению Кукол в настоящих Теток. Доходчиво может объяснить им истинное предназначение Теток. Верный и неподкупный страж Продуктовой палатки. Во время ее обороны никогда не отступает, и в случае поражения всегда погибает на поле боя. Обладает феноменальной памятью: помнит наизусть весь ассортимент продуктов в весовом и номенклатурном выражении. В случае недостачи – горе всей Группе — впадает в состояние берсерка (слепой ярости) и хватается за Ледоруб. Если такового не имеет, может использовать любые подручные материалы: Штоки, палки, камни и др. Крайне подозрителен, особенно с Чайниками. Должность эта считается почетной, поскольку кому попало, не доверяется. Всячески поддерживается Руководителем похода. ВНИМАНИЕ!!! Во избежание голодной смерти группы на четвертом-пятом дне трехнедельного похода, недопустимо нахождение на данной должности Чайника.) которые по старой доброй традиции, введенной нашим руководителем, пожизненно закреплена за мной. Я не смогу распланировать еду, ибо уеду. Я не смогу закупить еду за ночь, а другим сие нельзя доверять: иначе они купят ужасную тушенку и крупу (и обязательно что-то забудут купить!), и вся группа будет давиться этой гадостью на протяжении трех полных дней. А общественный инвентарь может вообще быть благополучно забытым в школе в день выезда (и такое случалось). Мне предлагали приехать на следующий день, чтобы хоть немного отдохнуть от санатория, но я наотрез отказалась. Без моего строго завхозского контроля они съедят четырехдневный запас конфет и сгущенки в первый день, а потом начнут страдать, что есть овсянку без сгущенки невозможно.
Эх, пора обзавестись доверенным лицом в числе более-менее постоянного состава группы, ибо надоело все делать самой. И обучить себе нового медика, ибо в команде в тонкости походного врачевания посвящена лишь я. А мне надоело всех лечить. Хотя, эта обязанность уже плотно закрепилась за мной. Завтра тренировка и сбор, там и подыщу холопа, который займется сбором денег на продукты и распределением общественного инвентаря, пока я буду в отъезде.
А что по части учебы... Я думаю, школа без меня не рухнет. А до конца полугодия у меня еще много времени.


Категории: Путевой журнал, Турслет, Санаторий
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
четверг, 14 августа 2014 г.
Сборы. Почти сборы... Zena Roiser. 12:34:14
Как бы я не жаловалась на жизнь, лето у меня вышло достаточно насыщенное.
Поездки, переезды, хождение по гостям, смех, общение с дорогими мне людьми, издевательство над неугодными... было все.
Сравнительно недавно я вернулась из туристического лагеря в горах, как выяснилось, что я еду на Черное море на четыре дня. Вместе с семьей, с палатками, на наше любимое место. Эх, мне так и не удалось уговорить их поехать в горы... Но ничего, в горах еще есть зимний сезон, до которого много времени) А уговаривать я умею хорошо.
В 11 ночи выезд на море. Сегодня. А у мен еще вещи не собраны. Серьезно, ни одна вещь не сложена в рюкзак. Только косметичка с важными мелочами еще с гор не разбиралась, поэтому она у меня наготове лежит. И почему я сейчас не ношусь по дому, судорожно собирая вещи? Рюкзак же нужно к шести вечера отнести к машине уже собранный! А я даже список вещей не составила. А зачем? Я же гений, я умею собираться за час. Даже чуть меньше, за сорок минут. Открыть шкаф, взять стопку с уже давно заготовленными и свернутыми в "трубочки" походными вещами, убрать лишние (свитера, куртки, олимпийки, теплые штаны), запихнуть в рюкзак. Потом сложить обувь в специальный отдел, косметичку с нужностями отправить в боковой карман, КЛМН (кружка, ложка, миска, нож, старая аббревиатура туристов) запихнуть в клапан. "Банно-ванные" принадлежности в другой боковой карман. Коврики-палатки привязать сверху, дождевик в клапан рюкзака, пакет с едой в руки либо сверху на одежду (при наличии места). Все! Можно на месяц отправляться в тайгу. Или высоко в горы.
Но нет, родители собирают вещи с прошлой недели. И у них, надо сказать, все в таком же состоянии, что и у меня. Только они бегают туда-сюда и нервно сверяются со списком вещей. За годы занятия туризмом я, похоже, набралась того самого походно-горного опыта, поэтому сборы мои уже давно проходят в последний день.
А сколько вещей они с собой берут! Боги, зачем младшей сестре на четыре дня три олимпийки? На море жара ужасная. А маме зачем столько одежды? Они ссылаются на то, что едем на машине, тащить на себе ничего не нужно. Мы не поместим все это в машину. Нужен Камаз. Или Икарус.
М-да, я же по старой привычке собираюсь: чем меньше вещей, тем интереснее дорога. Когда рюкзак получается толще меня в обхвате и выше на пол головы (а это почти всегда) идти очень "невесело". Неясно, я несу рюкзак, или уже рюкзак несет меня. И дышать тяжело. Поэтому-то я и обойдусь четырьмя футболками, тремя шортами, спортивным костюмом некоторым еще по мелочи. А в этом году я решила-таки привезти с похода нормальных фоток, где я не взмыленно-уставшая в грязной и мокрой одежде, а вполне нормальный человек, поэтому возьму с собой платье. А, может, и не возьму, передумаю.
Поездка, как и любая поездка с родителями, обещает быть спокойной. Полное отсутствие приключений гарантировать никто не может, ибо едет моя двоюродная сестра, с которой мы умеем переворачивать мир. Это именно тот человек, с которым я превращаюсь в весьма странного разрушителя системы. Куда девается скромность и уравновешенность - неизвестно. Но той бесбашенности, что была в лагере, разумеется, не будет. И это печально.



Категории: Путевой журнал, Лето, Море
Прoкoммeнтировaть
четверг, 7 августа 2014 г.
Zena Roiser. 12:58:04
Запись только для зарегистрированных пользователей.


=Edelnem Kingdom= > Путевой журнал

читай на форуме:
514
пройди тесты:
Школа-искусств.
Как Акацки к Новому Году готовились :З...
Музыка для тебя :3
читай в дневниках:
Снег хдд.
Псинка :3
Сон.

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх